Вероника на крыльце
А алебастровый мир достаётся мне. Ну куда мне его девать?
Будто я египтянин
Когда меня привезли в операционную и начали сгружать на стол я еще подумала, что надо сказать хирургам, что у них играет крутая музыка. Хотя я бы выбрала другую песню Пикника, если бы пришлось выбирать. Все остальное звучавшее я слушала очень внимательно.
Когда идет дождь когда в глазах свет проходящих мимо машин и никого нет и кажется всё в основном, если подумать, русский рок меня случается саундом к чему-то невеселому. Нередко тому, что я по-настоящему чувствую и помню, чему-то важному спи, братишка, я не знаю почему мы все такие, но невеселому.
Нынче я пыталась найти произошедшему какое-то место в моём пространстве. По правде, я не особо верю в осмысленность подобных событий, я не склонна спрашивать "почему я?", скорее уж "дерьмо случается".
Но я хочу чтобы смысл был.
Пришедшее с весной солнце заканчивало чудовищно длинную, плохую, очень плохую зиму, в которой я плакала и говорила тому, Который Хитрый и Большой, что хочу чуда. Оно мне нужно, чего тебе стоит. Возьму - любое.
Когда пришло солнце, я сказала - хватит. Я все поправлю. Я не знаю, как прекратить эту бешеную функцию без радости, я правда не знаю, это захлестывает меня беспомощностью, но я должна, должна что-то придумать. Я снова буду писать в дайри. Я буду больше, много больше фотографировать, лето же, я впишусь в пару проектов, реализую и еще подрасту, я сделаю очень, очень много всего. Я первая пойду к паре моих друзей и поговорю с ними, потому что мы уже давно все друг другу простили, но вслух так и не признались в этом.
А потом пришло чудо, которое я заслуживаю. Болезненное и безобразное.
Можно называть это тем самым дерьмом, которое случается с кучей людей, банальной и полной унижения рутиной, которая сильно осложнит мне каждый шаг моей бытовой жизни на ближайшие полгода. Это всё правда.
Но и чудом тоже. Я выжила. Всё могло обернуться куда хуже. Моя первая операция спасла мне жизнь. Вторая - отчасти поставит меня на ноги. У меня кошмарные проблемы с просьбами и принятием помощи ( физическая беспомощность для меня - это ад). Но у меня есть у кого её просить.
Я просто хочу иметь это значение. Лето, которое мне виделось до - уже не сбудется. Но я сейчас думаю, что же я могу с собой сделать вот так, с теми возможностями, что у меня будут, я ведь всё равно смогу сделать очень много. Я хочу обозначиться, закрепиться, нарисовать на Стенах достаточно для этого.
Мне просто сейчас невыносима мысль о том, что я, даже не увидев лета, вывалюсь в привычную промозглую зиму.