Вероника на крыльце
А алебастровый мир достаётся мне. Ну куда мне его девать?
я волоку по цветущему летнему лугу рыбочеловека.
На человека оно похоже мало. На акулу - куда больше. Я вспоминаю, что что-то похожее было в одной из книжек Олди. Там тоже был человек-акула. И помимо головы, у него ещё и вместо рук были зубастые пасти. Тьфу, жуть какая...
У этого пасть только одна, но и её хватает в избытке. Я кошусь на тупоносую акулью голову, редко моргающие глазки и полуоткрытые челюсти с рядами треугольных зубов. С виду это похоже на бензопилу. Но явно куда острее. Вспоминаю количество снотворного, которое мы ему вкатили, чтобы не дергался.
Но даже не смотря на успокоительное, каждую сотню ударов сердца, мне становится дико страшно. Хочется заорать и удрать куда подальше.
Но я этого не делаю. Я тащу его и стараюсь думать бодро. Я всегда так думаю, когда очень сильно устаю. Если думать о том, что ты устал, то ты упадешь - и всё. А надо идти.
И мысли заполняет звенящая, горячая пустота. Я даже не думаю, есть ли что-то там, за лугом. Море, или водоём, или куда мы там с ним тащимся...
"Не вздумай сдохнуть, мудак", - думаю я.
А день такой изумительно летний... Жаркий, солнечный, полный запахов. За подол меня цепляют мелкие ромашки, незабудки и граммофончики. Ноги колют тонкие острые травинки.

@темы: Лезвие сна